Зачинаю песнь о Мастораве
869
Зачинаю песнь о Мастораве

Эпос "Масторава". Эпизод "Рождение земли".

Эпос "Масторава". Эпизод "Рождение земли".

Мне часто задают вопрос: Как я пришла к эрзянскому эпосу?
Я – эрзянка, потому и пришла.
Импульсом к началу работы над эпосом стало прочтение сказания «Воздвижение города», почти шоковое состояние от прочитанного — так как речь шла о начале строительства эрзянским царём Тюштей города Казани. Я не верила своим глазам, но в тексте чёрным по белому на эрзянском языке значилось название города — Казань, при закладке именно этого города была принесена в жертву девушка-эрзянка Куляша, за что Казань и была проклята матушкой захороненной заживо девушки:
    Кода монь Куляша кулось,          Как моя Куляша умерла,
    Истя Казанесь ёмазо!..    Так же пусть Казань пропадёт!..      
Впереди огромная работа: предстоит ещё открыть имена всех, кто трудился над записью сказаний, вошедших в эпос. Это одна из важных, на мой взгляд, задач - назвать имена собирателей эпоса и сказителей, никого не забыть, так как именно благодаря их труду мы имеем возможность наслаждаться красотой сказаний и познавать реальную историю своего народа.

подробнее
1089
Зачинаю песнь о Мастораве

Колмо калават – три кита, определяющие нашу национальность

Колмо калават – три кита, определяющие нашу национальность

Задумывались ли вы когда-либо, по каким признакам мы относим себя к  представителям той или иной национальности? В частности, что именно определяет нас как ЭРЗЯН? На каких таких трех рыбищах = калАват, на каких таких трех китах держится наше национальное самосознание? Если Вы не задумывались, то предлагаю совместно поразмышлять на данную тему, дабы определить нашу эрзянскую суть.
В поисках трёх эрзянских китов обратим взоры на наши национальные одеяния, на тот глубинный философский смысл, заложенный в их цветовой гамме. Каждому уважающему себя эрзянину известно, что за цветами чёрный-красный-белый скрывается смысловой ряд:
МАСТОРАВА – ЭРЗЯ – ИНЕШКИПАЗ
При переводе на русский язык получаем:
ЗЕМЛЯ – ЖИЗНЬ (ЖИВОЙ ЧЕЛОВЕК) – БОГ (ВЕРА)
Следовательно, нашу национальную суть можно охарактеризовать тремя основными составляющими, а именно:
1.    ЗЕМЛЯ, взрастившая нас, ПРЕДКИ (их прах, именно на нем зиждется земля), прошлое;
2.    Наша человеческая сущность, ЖИЗНЬ, МЫ сами, настоящее;
3.    БОГ, наша Вера, небо, будущее.

подробнее
765
Зачинаю песнь о Мастораве

Эпическое сказание "Килява"

Эпическое сказание "Килява"

Поэтический перевод с эрзянского языка Татьяны Романовой (Фоминой).
Иллюстрации: картины Николая Фомина.

Раскрасавица, Масторавушка,
Любо-дорого на тебя смотреть,
На тебя смотреть, на тебя взирать:
Взгляд куда ни кинь — всюду благодать!
Птице полевой в небе песни петь,
Трелям соловья по лесам звенеть.
И, воркуя, стаей голубиной,
Пролетать над сельскою долиной.

Но таит печаль эта красота,
Застит тьмою свет среди бела дня.
Попирает враг Землю-Матушку.
...

подробнее
754
Зачинаю песнь о Мастораве

История яблоньки Умарина и основания города Казань

История яблоньки Умарина и основания города Казань

Кому из эрзян не известна песня «Умарина», безудержно-весёлая, ядрёно-искристая, как наливное яблочко?!  И слова её у многих и по сей день на памяти, хотя, к сожалению,  редко в последние годы удаётся услышать знакомые задорные нотки:

Чувтось паро Умарина, чувтось мазы, Умарь чувто.

Косо чачнесь Умаринась, косо каснось Умарь чувтось.

Казань киланкс сон чачнекшнесь, казань киланкс сон каснокшнось.

Месть авардят, Умарина, месть авардят, Умарь чувто.

Краса земли ты яблонька, венец весны, Умарина.

Где родилась ты яблонька, где ты росла, Умарина!

   Освежили память, вспомнили слова некогда известной эрзянской песни, гремевшей в советские времена по всей Мордовии, да и Поволжью. Скажите откровенно: Не возникает вопроса, отчего же Умарина плачет? Не удивляет, что Умарина, оказывается, родилась и росла не где-нибудь, а на Казанской дороге.

Меня эти факты, признаюсь, сильно удивили и озадачили. Изумилась и тому, что такая грустная песня так весело и зажигательно «отпевается», будто мы  Яблоньку-Умарину с песнями и плясками в последний путь провожаем. Задумалась и над тем, отчего в этой известной песне Умарина на заданный ей вопрос ответ не даёт? Фольклорным традициям нашего народа присуще повествование в форме диалога: вопрос-ответ. А здесь вопрос задан, а ответа нет. Возникло ощущение незаконченности, а вместе с этим и желание понять – что же явилось причиной слёз красавицы Яблоньки-Умарины? 

подробнее
802
Зачинаю песнь о Мастораве

ЭРЬМЕЗЬ. Сказание о древнем времени

ЭРЬМЕЗЬ. Сказание о древнем времени

Яков Яковлевич Кулдуркаев – автор поэмы «Эрьмезь», родом из села Лобаски Атяшевского района, здесь он родился и умер. Село Лобаски находится в 5 километрах от деревни Лига, где пролетело и моё босоногое детство. Нередко именно в Лобаски приходилось отправляться пешком к автобусу после летних дождей по распутице. В Лобаскинской школе учился мой отец, её же и заканчивал. 

С Яковом Яковлевичем Кулдуркаевым мы земляки – вскормлены эрзянской Землёю, здесь наша родина, здесь наши корни. Оттого и поэма «Эрьмезь» близка и понятна моей душе. Оттого и появилось желание перевести её на русский язык при первом же прочтении.

Сюжет поэмы «Эрьмезь» невольно заставляет провести параллель с всемирноизвестной шекспировской трагедией. Главные герои поэмы – Эрьмезь и Котова, – это и есть наши национальные (мордовские) Ромео и Джульетта, погибающие в результате междоусобных боёв.

Музыка эрзянской речи, высокий поэтический слог Кулдуркаева, тематика, перекликающаяся с современными событиями, происходящими на Украине и в мире,  дали импульс для осуществления поэтического перевода. Насколько мне это удалось, судить читателям – старалась не обмануть Ваших надежд.

Татьяна Фомина (Ротанова), она же Вирява

подробнее
736
Зачинаю песнь о Мастораве

Мордовские родники сказок Пушкина

Мордовские родники сказок Пушкина

Литературное наследие эрзянского народа – это огромный пласт культуры, достойно не изученный и малоизвестный в России. Многообразие дошедших до наших дней эрзянских эпических сказаний, древне-мордовских сказок, пословиц и поговорок позволяет, по моему глубокому убеждению, рассматривать мордовское культурное наследие в качестве одного из древнейших истоков русских литературных традиций.

подробнее