Традиции
2763
Традиции

Свадебная обрядность мордвы Залесовского Причумышья: традиции и новации

Духовная культура мордвы в результате многовекового соседства и общения с русскими, жизни в одинаковых природных и социально-экологических условиях впитала в себя много общих черт в хозяйстве и культуре. Наряду с этим многие традиционные особенности, сложившиеся в прошлом, трансформируются, исчезают или, наоборот, получают дальнейшее развитие и распространение.

Одним из наиболее устойчивых компонентов современной духовной культуры, в котором можно проследить традиции, формировавшиеся в различные исторические периоды, является свадебная обрядность. В очень сложном комплексе свадебного ритуала, распадающемся на многочисленные обрядовые действия, до сих пор сохраняются архаические черты, обычаев, верований, семейно-брачных отношений, отражающие социальные, правовые, религиозные представления мордвы.

В свадебных обрядах ввиду их особой стойкости отчетливо проявляется этническая специфика быта и культура этнической группы, проживающей в иноэтнической среде. Все это позволяет рассматривать свадебный обряд как один из интереснейших источников при исследовании алтайской мордвы.

Статья написана на материалах экспедиционных обследований жителей мордовских сел (Борисово, Никольское) и смешанных сел (Большой Калтай, Малый Калтай, Думчево, Пищерка, Черемушки), проведенных под руководством д.и.н. Т.К. Щегловой в 1998 – 2003 годах в Залесовском районе. Во время полевых работ мы стремились реконструировать свадебный обряд, бытовавший в середине XX века, выявить сохранность традиционных элементов мордовской свадьбы, их трансформацию.

Мордовская свадьба – это самое интересное и уникальное по своему национальному, традиционному масштабу торжество, которое сохранило свою важность до настоящего времени2Свадебный обряд – это явление, в котором нашли отражения прежние формы семьи, взаимоотношения ее членов, их правовое положение, следы культурных контактов мордвы с соседними народами: русскими, чувашами, татарами. Говоря о мордовской свадьбе на Алтае, нужно отметить, что вследствие ряда причин (проживание в иноэтнической среде, удаленность от родовой территории, отсутствие связи с ней), произошли изменения в структуре свадебного обряда. В последние годы современная мордовская свадьба вобрала в себя много новых, общероссийских свадебных традиций, при сохранении некоторых элементов традиционной свадьбы.

В селах Залесовского района (Малый Калтай, Думчево, Пещерка, Большой Калтай) элементы традиционной свадьбы (в трансформированном виде) сохранялись вплоть до 40–70-х гг. XX в. Но в селах Борисово и Никольское мордва до сих пор празднуют свадьбы по традиционным обычаям.

Традиционная свадьба мордвы представляет очень сложное действие с обрядами, причитаниями и песнями, на которых лежала печаль и страдание. В научной литературе мордовский свадебный цикл принято делить на три этапа: предсвадебный, собственно свадьба и послесвадебный. В предсвадебный этап входят обряды и церемонии, связанные со сватовством и приготовлением к свадьбе, причитания. Каждый из этих этапов сопровождается целым рядом своеобразных обрядностей. Как и у многих народов, раньше брак у мордвы заключался по воле родителей. Молодые раньше друг друга не выбирали, «выбирали родители». «Выбирали невесту, какая понравится родителям, а жениху понравиться – это не обязательно»3У мордвы было распространено такое явление, когда сыновей 8–10 лет женили на 20–30-летних девушках.

Цель женитьбы малолетних мальчиков на взрослых девицах была чисто экономическая: богатый человек старался женить своего сына, чтобы взять в дом новую рабочую силу. Родители девушек, наоборот, в тех же целях старались как можно дольше держать своих дочерей при себе, поскольку женщина в семье была бесправной рабочей силой. Наравне с мужчинами она выполняла всю работу и еще должна была кормить и одевать мужа и детей. Помощь от своей семьи она не получала, а ее приданое поступало в общее хозяйство. Неженатых у мордвы не бывало. Но со временем частым стало такое явление, когда здоровые и красивые женщины, по преимуществу дочери богатых родителей, отказывались от замужества, меняли национальный костюм на черное русское платье. Основной причиной этого явления были условия жизни замужней женщины. Поэтому свадьба в доме невесты сопровождалась горькими причитаниями, слезами о тяжелой женской доле.

Сватовство в мордовской свадьбе является одним из основных моментов и проходит в несколько этапов. Первый этап – предварительная договоренность о сватовстве. Перед сватовством родители жениха должны были узнать, примут их родители невесты или нет. «А то вдруг они не хотят выдавать дочь замуж. И если родители невесты согласны, то тогда вскоре едут сваты»5. Бывали такие случаи, когда родители решали сами поженить своих детей (которые друг друга не разу не видали, например, из разных деревень). «При этом никакого сватовства не было. Привезут невесту, посадят в передний угол и закроют ее, чтобы никто не видал, а свадьба при этом идет. И когда начинают блиновать, раздавать подарки, тогда ее открывают, вот как было. Ни тот, ни другой друг друга не видели, а их поженили и ни куда не денешься. Живут и мучаются».

Если свадьба проходила по ранней договоренности, то вторым этапом являлось сватовство. Родители отправляли сватов в дом невесты, «чтобы договориться, кто сколько поставит». Сваты вначале обычно садились под матицей, считалось, что она «спутывает», «связывает», поэтому пришедших нельзя выгнать7Заводили разговор в шутливой форме, а потом уже договаривались о расходах на свадьбу. В селе Борисово, когда сваты приходили сватать невесту, «они привозили подарки невесте, а невеста выговаривала, что ей подарить на свадьбу, там, например, валенки, шаль, платье. Обязательно в этот день договаривались о дне свадьбы»8После назначения дня свадьбы свекровь приносила невесте шерстяные нитки для вышивания. Обычно три клубка – красного, синего и зеленого цвета. Время свадьбы назначалось так, чтобы невеста успела приготовить всем подарки: «Там, например, отцу жениха – рубаху, матери – рубаху, крестному – рубаху и лельке – рубаху. Там если сестра – платье или холст. По четыре мешка готовили».

Приготовление к свадьбе невесты являлось очень важным делом, поскольку раньше невесте необходимо было иметь для себя и для даров от 10 до 20 вышитых женских и мужских рубах и платьев. Такое множество даров нельзя было быстро приготовить. Да и девушка имела немного времени, чтобы приготовить себе приданое, так как «зимой и летом девушка работает на семью, а только в май и июль – это месяца для сидения, она работает на себя». Поэтому между сватовством и самой свадьбой был достаточно большой промежуток времени. И нередко невеста уже выходила замуж и в замужестве готовила свое приданое.

Следующим обрядом в предсвадебном цикле был обряд пропоя, который существовал и у русских, но у мордвы имел ряд специфических особенностей. «Перед свадьбой, после сватовства, оставляли 6 недель, а через три недели ехали пропивать невесту. С этого дня жених с невестой не встречались до самой свадьбы». «Когда сваты придут, то с собой они должны принести: ведро вина, хлеба каравай, соли и целковый денег, при этом хозяева и родственники (невесты) сидят как приглашенные, их угощают сваты».

Раньше во время «пропоя невесты» сваты ставили метку, хотя на Алтае этот обряд не встречался. В это время невеста сидела в чулане, куда отправлялся отец жениха для осмотра невесты. В дверях чулана его встречали две замужние женщины, обычно жена брата невесты и старшая замужняя сестра и требовали платы за пропуск-+, после того, как он заплатил, его пропускали. Отец жениха наливал стакан водки, опускал в него серебряную монету и подносил невесте. Она отпивала немного и давала допивать своим подругам. Свекор дарил ей платок, кольцо и браслет. С этого момента молодые считались окончательно просватанными, девушка переставала ходить на посиделки и начинала вместе с подругами готовить подарки родне жениха.

Все эти этапы предсвадебного цикла сопровождались свадебными причитаниями, которые у мордвы передавались от одного поколения другому. К ним мордовские девушки приучались с детства. Вообще, мордовская свадьба, представляла борьбу двух партий (голосов) – рода жениха и невесты, т.е. звучали два мотива: громогласно, весело и торжественно обычно пела сваха, как представитель рода жениха (победителя); другой мотив – печальный, грустный (связанный с расставанием с родным домом) – пела невеста и ее подруги.

У алтайской мордвы свадьба сопровождалась пением в основном русских свадебных песен, уже мало кто мог вспомнить именно мордовские свадебные песни.

Мордовская свадьба обычно проходила в «легкий день» – воскресенье. За три дня до свадьбы, в пятницу, в дом невесты приходили подруги. В субботу, за день до свадьбы, проводили «день каши», этот обряд до сих пор сохранился и проводится на мордовских свадьбах, символизируя прощание невесты со своей родней и подругами. Наиболее древней и традиционной для мордвы была пшенная каша, входившая в праздничную и обрядовую пищу (свадьба, похороны). Многие исследователи традиционной мордовской свадьбы, описывая роль пшенной каши, указывали на архаичность блюда, видя его истоки в дохристианских верованиях мордвы, в частности в празднике «бабань каша». В этот день в доме невесты собирались все ее родственницы (мужчин не приглашали).

Каждая женщина, которую пригласили, должна была принести с собой чугунок каши. «Обычно варили пшенную кашу. У кого было молоко, тот сварит и на молоке, а можно и на воде. Когда все садились за стол, ставили чугунки с кашей, а посередине чашку с маслом. Хозяйка из своего чугунка накладывает кашу всем гостям. Невеста должна сидеть во главе стола, а рядом с ней с одной стороны сидела на подушке маленькая сестренка или крестница, а с другой – девка, которая должна выходить замуж. После того, как провели «кашу», собирают скатерть и кладут на голову самой старшей подруге, чтобы она скоро вышла замуж. Все чашки, которые приносили с кашей, остаются у невесты, чтобы жених видел, сколько у нее родни. После этого невесту выводят на улицу, где она бросает кольцо, кто из подруг поймает, та следующей выйдет замуж».

Мать невесты в этот день готовила свадебный пирог – «курник», который считался обязательным атрибутом мордовской свадьбы. Пирог делали из творога и теста (в несколько слоев: слой теста, слой творога). Этот «курник» на следующий день вместе со свадебным поездом отправляли в дом жениха.

В большинстве обследованных сел обязательной частью мордовской свадьбы являлся обряд «девичья баня». Материалы традиционной мордовской свадьбы свидетельствуют, что для мордвы это сравнительно новый обряд, заимствованный у русских17. По окончании обряда с кашей, подруги невесты начинали топить баню. «Пока баня топится, они невесту запрут, двери холодной водой обливают, зимой снегом обкладывают, а сами к жениху идут за веником и мылом. Принесут, а невеста веник разломает, мыло растопчет»18Веник для невесты обычно брали у соседей: «а ребятишки возьмут веник завяжут лентой и спрячут, а невеста должна его выкупить.

Если мальчишка украл, то рубль даст, если девочка, так ленту». Невесту в «девичью баню» вели подруги, пели грустные песни о том, что она расстается с девичьей жизнью, «девичью жизнь смывает», уходит из родного дома. Невеста шла с покрытой головой, из белья подруги несли только белую рубаху. В бане подруги расплетали невесте косу, мыли ее последний раз. По возвращении из бани, подруги заплетали ей уже две косы (у мордвы незамужние девушки носили одну косу, а замужние – две). А если невеста была сиротой, или у нее была мать одна или отец, то косы заплетали наполовину. Мать невесты в этот день готовила угощения подругам – «девичью салму», яичницу со свининой, а невеста дарила им подарки – платочки, ленты. А старухи при этом причитали: «вот косу пополам разделят, девичью волю отнимут, а женская доля она тяжелая».

Свадьба в доме жениха, наоборот, начиналась с веселья, пекли пироги для свадебного поезда. Обычно их пекла мать жениха, а ей помогали женщины из родни. Они приносили с собой миску с крупой или мукой, по краям которой укладывалось нечетное количество яиц, а в середину кусок масла. На свадьбу было принято приносить продукты в сыром виде и в нечетном количестве. Теперь даже люди старшего поколения не могут объяснить, почему так делается. Они говорят, что так «ведется издавна по обычаю». А в прошлом сырые продукты считались символом жизни, а нечетное число означало, что в семье не хватает человека. Являться на свадьбу с пустыми руками считалось неприличным, так как в подношениях проявлялась помощь родственников родителям жениха.

Для того, чтобы изгнать нечистую силу, которая может испортить свадьбу, когда пекли пироги, зажигали лучину и с ней обходили вокруг теста и только после этого начинали печь. Пекли от 5 до 9 пирогов, каждый из которых имел свое значение.

Самым главным пирогом был Большой лукш, он имел круглую форму, пекли его из кислого теста, а начинка состояла из 7 слоев: нижний слой из пшенной каши, потом слой из яиц, третий из творога, самый верхний слой был с яйцом. Каждый слой пекли отдельно, а потом их друг на друга складывали, смазывая пшенной кашей. Сверху пироги разукрашивали, делали из теста елочки, зубчики, а на самый главный пирог сверху птичку «гульку» посадят. Вот по-русски, эта «гулька» ничего не значит, просто птичка, а по-мордовски это нехорошее слово, это как «мужской пол». А когда за невестой поедут, то Большой Лукш возьмут с собой. Когда пирог поставят на стол, в доме невесты, то сваха попытается эту гульку украсть. Она должна привести ее в дом жениха обратно, чтобы невесте этот пол не достался. В первый вечер перед сном, сваха покажет гульку невесте – понравится или нет.

Большое значение в мордовской свадьбе играли свадебные чины: сваха, уредев, помощники уредева, причитальщицы, проежане. С изменением свадебной обрядности у алтайской мордвы многие эти чины были утрачены. Как уже отмечалось, почти повсеместно исчезли свадебные причитания, а с ними отпадает необходимость в причитальщицах. Но по-прежнему большую роль в свадебном поезде играет сваха – «кудава», ею обычно была крестная мать жениха или другая родственница. Свахой не могла быть мать жениха, девица, вдова или беременная женщина, считалось, что эти женщины могут принести несчастье новой семье. В воскресенье утром жених собирался ехать за свахой: «раньше сильно не наряжались, обычно надевали рубахи, которые разве что вышивали по низу, рукава, ворот. Под пятку жениху клали монетку, чтобы не сглазили»23. А пока он ездил за свахой, в доме жениха ждали «девок» со стороны невесты, которые должны были принести часть приданого невесты: «подруги собирают скатерти, полотенца». В доме жениха их встречали с песнями, при этом собиралось много народу. «Девки придут, сначала играют, водой обливаются, если зима то снегом кидаются. В дом заходят, начинают забивать гвозди, кричать, что гвозди не бьются». «Хозяева для них накрывают стол, а девки стараются ложки украсть и унести, сколько ложек украдут, столько детей у молодых и будет. А уже на свадьбе хозяева возьмут и положат им одну ложку – вот вам, раз вы воришки».

После того, как жених съездил за свахой, начинался второй этап мордовской свадьбы. Это шествие у мордвы называлось «свадебный поезд»: с собой везли пирог, который вечером состряпали – Большой лукш, четверть самогона и ведерный лагунок пива. Главным лицом в поезде считалась сваха, а потом уредев (покш-кида), сейчас это друг жениха, а раньше у него была функция охраны жениха и всего поезда от порчи. Всякие кушанья, поданные на стол, первым начинал есть уредев, а потом все остальные. Мать жениха как хранительница очага оставалась дома, она лишь провожала сына хлебом с солью. Родители перед отъездом благословляли жениха: отец брал в руки икону, которую оставляли дома, она считалась хранительницей очага новой семьи. А старухи молились за поезд.

Свадьба в доме невесты

В доме невесты в ночь перед свадьбой не спали. Невеста с подругами всю ночь пели песни, плакали. А на заре невеста одна выходила во двор, вставала на колени, прощалась со своим домом, хозяйством, «причитая о том, что последнюю зорьку встречает она дома».

В это время все находились в ожидании поезда, подруги начинали одевать невесту, пели песни. Раньше у мордвы процесс подготовки невесты к свадьбе представлял собой целый ритуал. У нас на Алтае у мордовских девушек не было традиционного свадебного наряда. Это были просто нарядные холщовые рубахи (широкие) и юбка с фартуком, вышивка была по вороту, подолу и рукавам. Вышивали обычно шерстяными нитками красного, зеленого, синего цветов. Из украшений невеста одевала много бус, серьги, вышитый пояс. С приездом сватов в дом невесты каждый этап мордовской свадьбы имел свое значение. Это было целое представление, когда один род (жениха) боролся с другим (невесты). «Как только в доме невесты услышали колокольчики, сразу двое братьев бегут к воротам, чтобы задержать поезд и получить с поезжан выкуп».

Сваты встают у ворот, поют, дают деньги, выкупают ворота. Подходят к крыльцу, закупают крыльцо, потом дверь закупят. В доме сватов ожидали пожилые женщины, которые стояли вокруг пустого стола и пели песни (стол должен был накрывать жених). «Это сейчас принято невесту выкупать, а раньше выкупали стол, считали, что выкупать невесту это грех, это не хорошо. Раньше продавали только стол, а не человека»27Когда стол выкупили, то с невестиной стороны отвечали: «По магазинам ходили, цветы выкупали, венки, как по вашим лицам сделаны, выкупайте цветы. А после сваты ставили на стол все, что они привезли. Со стороны невесты обращались к отцу жениха: «По сторонке не стой, ты же приехал за делом, выкупил стол, садиться надо». Когда за стол сели, поют: «У стола четыре угла, по углам четыре слова, и посредине 100 рублей», и сваты начинают угощать невестину родню. После того, как поели, сваха встает и говорит: «Сколько у вас родни, сколько вам нужно подарков». Они говорят: «У нас столько, столь и надо нам подарков, столь рублей, отдавайте деньги». А при этом подруги невесты, если им кажется, что им мало дали денег, то они начинают стыдить их.

После этого родственники невесты передают все остальное приданое невесты и дарят свахе полотенце, уредеву и другим холста белого. Невеста в это время сидела в другой комнате, после этого ее выводили, и начинался обряд прощания невесты со своими родными. Вся родня начинала причитать, старухи молиться: «тут уж мать с дочерью начинают плакать, тут они прощаются». Невеста подходит к родителям, мать благословляет ее иконой, которой ее благословляла ее мать. Невеста эту икону отдает свекру со словами: «Икону эту нужно беречь», свекор ее уводит с собой, со словами «как благословили, так будешь жить».

Когда невесту выводили из дома, она начинала хвататься за все косяки: «не хочет уходить из родного дома», а жених ее тащит. Прежде чем молодые сядут в сани, отец невесты должен был с иконой обойти лошадей, а эту икону отдать дружку. Этот обряд связан с тем, что мордва верила в то, что молодых могли сглазить в любой момент свадьбы, особенно они были не защищены в период отъезда из дома невесты. Другой оберег совершал отец жениха: «он три раза с иконой обходил лошадей, а потом для того, чтобы не сглазили невесту, он три раза ножом крестил ее и землю». После отъезда свадебного поезда, в доме невесты плач прекращался, и начиналось веселье.

Свадьба в доме жениха

Невеста с женихом входили во двор, где их встречали отец с иконой, мать с караваем и солью и родственница в вывернутой шубе и шапке, а в руках у нее была чашка с хмелем. Эта женщина в шубе называлась медведем. В этом образе переплетались языческие верования мордвы. Одевая вывернутые шапку и шубу, мордва считала, что можно защитить молодых от нечистой силы «колдунов», которые «боятся медведя». Хмель считался символом плодовитости и легкости. Обсыпая молодых хмелем, приговаривали: «Пусть будет у молодой столько же детей, сколько на хмелю бывает шишек. Пусть молодая будет так же легка в работе, как хмель». После этого молодых вводили в дом: впереди шел уредев, он одной рукой за собой вел жениха, а другой рукой подметал веником пол, чтобы под ноги молодых не попало наговорное вещество и не испортило их. В доме уже был накрыт стол, на котором посредине стояли икона, три зажженных свечи и горшок с кашей. Молодых обводили вокруг стола три раза: впереди шел уредев, потом жених с невестой, а за ними сваха: «и где молодые третий круг начали, там они и садятся».

Когда вся родня жениха садилась за стол, невесту уводили, чтобы «голову перевязать по-женски». У мордвы до замужества девушка ходила с непокрытой головой. Завязывали голову женщины с жениховой стороны. Платок на невесту накидывают, а она три раза платок скидывает: не охота ей в женские ряды вставать. После этого жениха зовут, чтобы он завязал ей платок. Платок завязывали назад концом, сверху веревочку делали «обручем». «Повяжут» красный платок и две косы заплетут, и девушка становится женщиной. После этого невесту выводили на улицу, все вставали кружком и выкупали у невесты пиво, а кружку бросали, чтобы «узнать какая у невесты походка». Этот обряд совершали три раза за день. Когда эти обряды провели, начиналось веселье, отправляли свадебный поезд за родней невесты и весь день гуляли. Постель молодым стелила либо сваха, либо сестра, либо родственницы – «женщины молодые, смешливые. Под постель и дрова клали и всякое шутили. А дрова положат, чтобы мягче спать, чтобы на невесте жених спал мягко, невеста пусть знает как».

На второй день мордовской свадьбы все веселились, бесились, блины пекли, «теперь-то блинуют в первый день, а у нас блиновали на второй день, на первый день не блиновали». Проводили обряд «курицы», «сами в избу тащили сор, бревна и дрова при сватье и невесте». «Возьмут трубы закроют, чтобы дым в избу валил, дверь закроют, чтобы дым на улицу не валил, сильно раньше интересно было, теперь нет такого».

Обряд с петухом превращается в бурное веселье, когда петуха поймают, отрубят ему голову, всех гостей кровью перемажут. «Потом все с песнями, с гармошкой идут на реку, сваху с петухом посадят в ванну. На речке все начинают купаться, а сваху прямо вместе с корытом бросают в реку. Этого петуха привозят домой и варят суп, который подают гостям, но мясо ест только женихова родня».

Последний обряд, который делали на второй день, это был «сор»: «Солому занесут в дом, с деньгами смешают, а невеста должна выкупить веник, подмести. Сами веник из рук вырвут, опять невесте надо новый веник выкупить, а деньги сорят везде. Когда все гости разойдутся, «невеста выходит из-за стола подарки дарить новой родне». Так, например, отцу жениха – рубашку, свекрови – рубашку, а остальным –кому метра два товар, а мужикам – по рубашке». Иногда были такие случаи, что невесту на свадьбе крали. В кладовку спрячут, а туда жениха не пускают, надо чтобы он ее выкупил. Завершенной считается свадьба в том случае, когда хозяева совершают обряд «битья горшков». Берут в руки палки или что еще и бьют, поднимают своеобразный шум. Проезжие и задержавшиеся гости поднимаются с мест, выходят из дома и разъезжаются, на этом свадьба заканчивается.

Свадьба раньше проходила около недели: «по неделе гуляли, если запасу продуктов много, молодые ездили по гостям. По домам ездили, сейчас в столовой два дня и нету свадьбы». На третий день принято было ехать в гости к невестиной родне, потом – к жениховой. А если невеста из другой деревни, свадьба могла затянуться и на две недели, пока молодые объедут всех.

Таким образом, в ходе работы экспедиций удалось выяснить, что мордовский свадебный обряд сохранил свою общую структуру, хотя утратил многие традиционные особенности. Уже нет тех причитаний, которые в традиционной мордовской свадьбе звучат, не прекращаясь, нет того свадебного поезда. Исчезли многие послесвадебные обычаи, такие как хождение молодой через неделю к своей матери за прялкой или знакомство молодого мужа с родственниками жены.

Перестали существовать и другие обычаи: так, некоторое время после свадьбы молодая ела отдельно от семьи, или она должна была стирать белье не только семьи мужа, но грязное белье приносили все его родственники, что бы посмотреть, как она стирает. В свадьбе алтайской мордвы были утрачены многие религиозно-магические действия, обычаи, старые запреты предупредительного и ограничительного значения: втыкание иголок или булавок в одежду жениха и невесты, обход свадебного поезда и т.п. Некоторые элементы традиционных обрядов, действий и обычаев существуют в трансформированном виде.

К тому же в традиционной мордовской свадьбе встречается немало одинаковых обрядов с русскими и украинцами, например: встреча молодых в вывернутой шубе, обсыпание их хмелем, битье горшков, печение караваев, хождение невесты в баню, расставание с девичеством. В свою очередь многие русские обряды, без сомнения, ведут свое начало от финно-угорских народов.

Но, несмотря на схожесть русского и мордовского свадебных обрядов, они имеют разное значение. Например, возьмем битье горшков, обычай этот практикуется и у мордвы, и у русских, но у мордвы он отгоняет нечистую силу из избы, которая проникает туда во время свадьбы. По мордовским обычаям, если после свадьбы не исполнить указанного обряда, то в этой избе житья не будет – духи по целым ночам будут в ней петь и плясать.

Несмотря на это свадьба сохранила многие специфические обряды, свойственные мордве. Это обряд угощения невесты ее родственницами кашей (день каши), приготовление специальных пирогов («лукш», «курник»), обряд покрытия головы платком.

Таким образом, свадьба мордвы на Алтае сохранила основные свои структурные элементы и предстает перед нами как сложное обрядовое действие, которое вобрало в себя отдельные обряды русской, украинской свадьбы.

М.А. Овчарова, Барнаульский государственный педагогический университет

Рассказать друзьям