Традиции
2761
Традиции

Роль обрядов в традиционной мордовской семье

Неотъемлемой частью семейно-бытовой культуры этноса являются обряды, совершаемые по случаю того или иного важного события в жизни семьи. Они представляют собой исторически сложившиеся или специально учрежденные стереотипные формы массового поведения, выражающегося в повторении стандартизированных действий. Под обрядом мы понимаем традиционные действия, сопровождающие важные моменты жизни человека.

Смысл обряда заключен не в самих его составляющих, а в том, что они означают, символизируют. Традиции являются важным социальным и культурным наследием, которое передается от поколения к поколению в течение длительного времени.

В традиционной семье обряды играли большую роль. Именно поэтому три наиболее важные события жизни человека (рождение, свадьба и смерть) пронизаны символическими обрядами. Через обряд утверждается преемственность нового со старым и гарантируется сохранность традиционных ценностей.

«Обряды распадаются теоретически на два отдела, которые, однако, на практике сливаются между собой. Они имеют частью изобразительно-знаменательное или символическое значение, являясь драматическим выражением религиозной мысли или пантомимным языком религии, частью же представляют средство общения с духовными существами или воздействиями на них».

Обряды удовлетворяют религиозные потребности человека и являются составной частью религиозного культа. Кроме того, обряды содержат практические правила, которым следует человек в течение всей своей жизни. Обряды по своей природе социальны, так как связаны с выполнением публичных действий, значимых для общества.

В мордовской культуре многие обряды приобретают особую специфику. Она связана с процессом христианизации мордвы, результатом которого стало двоеверие.

Н. Г. Юрченкова отмечает, что многие обряды приобретали христианскую форму, но при этом не теряли языческую особенность. Таким образом, наряду с языческими верованиями утверждаются и христианские. Ритуал каждого моления прочно держался в народном быту. Особенно показательны в этом отношении родильные и свадебные обряды. Можно выделить семейные, календарные, бытовые, сельскохозяйственные обряды, регулирующие практическую и духовную жизнь человека.

Для мордовской семьи большое значение имеет воспитательная функция обрядов, тесно связанная с регулятивной функцией. Каждый член семьи воспринимался как звено в цепи поколений. Следование «отеческим традициям» имело сакральное значение, а сама жизнь зависела от соблюдения законов предков. Традиционные семейные обряды воспитывают чувство любви к своей семье, уважение к старшим. Так формируются обычаи6. Обычай — исходный, наиболее простой тип культурной регуляции на основе целостных, привычных образцов поведения, совершаемого по установленному поводу в определенное время и в определенном месте. Обычай играет важную роль в воспитании, способствуя приобщению ребенка к культуре. Включение в культурную деятельность в данном случае сводится к знакомству с определенными образцами поведения. Таким образом, благодаря воспитанию складывается представление о должной линии поведения человека, формируется нравственный идеал.

Проблема воспитания в мордовской семье затронута в работах Н. Ф. Беляевой, Т. П. Федянович, Г. А. Корнишиной и др., в которых мордовская семья рассматривается с этнографической и антропологической точек зрения, анализируются также обрядовые формы жизнедеятельности традиционной семьи. Но ими не затрагивается проблема функциональной значимости родильных обрядов в системе бытовой культуры мордвы.

Рождение здорового ребенка в семье издавна считалось важным и радостным событием. Поэтому люди независимо от их этнической принадлежности соблюдали определенные обряды, с помощью которых путем символических действий, норм поведения, поверий стремились способствовать этой цели.

Особое значение в связи с этим имели родильные обряды. По свидетельству Т. П. Федянович, цикл родильных обрядов мордвы распадается на два этапа: первый охватывает обычаи, обряды верования, связанные с беременностью женщины и рождением ребенка; второй связан с принятием младенца в семью и общество. Первый этап обычаев можно отнести к лечебно-предохранительному виду, второй по психологии совершения — к имитативному виду.

Родильные обряды второго этапа носят преимущественно социально-бытовой характер. Главные мотивы этого этапа — желание передать ребенку трудовой опыт и моральные нормы его среды, способствовать благополучной жизни нового члена коллектива. Сохранившиеся обряды изменились. Из старых обычаев, связанных с начальным периодом жизни ребенка, можно встретить такие, как первая стрижка волос, «разрезание пут», манипуляции с молочным зубом. Однако сегодня они рассматриваются как шуточные церемонии.

Н. Ф. Беляева условно разделяет воспитание детей у мордвы на четыре периода, каждый из которых характеризует определенный этап в жизни ребенка. Первый период включал возраст с момента рождения и до 2—3 лет. В этом возрасте ребенка называли «потиця эйкакш» (эрз.), («грудной ребенок»). Второй период охватывает возраст с 3 до 7—9 лет, независимо от пола детей этого возраста называли «эйде» (эрз.), («маленький ребенок»). Третий период начинался с 7—9 лет и продолжался до 15 лет, в этом возрасте детей называли «эйкакш» (эрз.) («взрослый ребенок»). На этом этапе начиналось дифференцированное деление по полу: девочку называли «тейтерь-шаба», мальчика — «цёра-шаба». Четвертый возрастной рубеж — с 15 до 17—18 лет. Юношей называли «од цера» (эрз.) («молодой парень»), девушку — «од тейтерь» (эрз.) («молодая девушка»).

Родильные обряды мы классифицируем по их функциям: имянаречение, оберег и предопределение. Рассмотрим эрзянский родильный обряд.

Родильный обряд «эйдень чачомань цислат» (эрз.) состоял из двух основных обрядов: послеродовый хлебный молебен «кшинь озномат» (эрз.) и проводившийся по истечению шести недель обряд имянаречения «лемдемат» (эрз.).

Обряд «кшинь озномат» (эрз.) проводился с целью представления верховному богу новорожденного младенца. На этот обряд собирались близкие родственники и повитуха: пекли хлеб, готовили брагу, зажигали особую свечу «штатол» (эрз.). От хлеба повитуха отрезала ломоть и давала съесть матери ребенка. Он назывался «хлебом здоровья» — «шумбра кши» (эрз.) и символизировал здоровье ребенка и матери. Сначала поминали усопших близких родственников ребенка и просили их покровительствовать младенцу. Затем обращались к богам, Вере-пазу (эрз.).

Обязательным послеродовым элементом обряда хлебного молебна был «кшинь кепедема» (эрз.). Его цель — создание оберега для ребенка. Повитуха брала каравай хлеба, три раза поднимала его вверх над столом и приговаривала: «Пусть вырастет большим и здоровым, чтобы люди хорошо о нем отзывались, вырос работящим». При этом ребенка, как правило, не показывали. Считалось, что без такого оберега ребенок был подвержен болезням и сглазу.

По истечении шести недель проводился обряд имянаречения «лемдемат» (эрз.). В этом обряде повивальная бабка нарекала имя младенца следующим образом: по принесению хозяевам дома (покровителям дома) и умершим предкам благодарственной жертвы за дарование младенца повивальная бабка заставляла кого-либо держать над головой новорожденного младенца испеченный пирог, а сама брала другой и, стукая хлебом об хлеб, который держали над головой младенца, произносила: «Даю тебе имя...».

Следующим элементом обряда имянаречения являются моления «кашань озномат» (эрз.). В этом ритуале жертвенной пищей была каша из проса «суронь каша» (эрз.). Каждый участник обряда (реальный и воображаемый) получал свою долю каши. Обряд проводился в присутствии крестных и родственников ребенка. Ключевое действие этого обряда — приготовление каши. При этом было важно, какой она получится: если удалась, то верили, что жизнь новорожденного будет удачной. Обращаясь к богам, повитуха просила для ребенка столько счастья, сколько в каше крупы и соли.

В обряде, посвященном рождению ребенка, содержатся пожелания благополучия, трудолюбия. Чтобы ребенок был привязан к матери, пуповину перевязывали специальными нитками, которые были свиты с волосами матери. В зависимости от того, кем хотели видеть в будущем ребенка, пуповину относили в соответствующее место. Например, для мальчика — в конюшню, «чтобы у него водились кони», привязывали к сохе — «чтобы стал хорошим пахарем и всегда имел хлеб», у девочек — забивали к прялке, «чтобы была хорошей пряхой».

По представлению мордвы, большое значение для дальнейшей судьбы младенца имел выбор «счастливого» имени. Иногда ребенка называли по месту его рождения. Так, если он появился на свет во время жатвы, его могли назвать «Нуяльте» (от нуема (эрз.) — жатва). Если он рождался на пашне, то давали имя «Паксяльте» (от пакся (эрз.) — поле). В тех семьях, в которых дети часто умирали, новорожденного называли именем первого встречного человека, предмета или животного. Обоснованием такого выбора было то, что встречный человек или животное здравствуют, так и ребенок пусть будет здоровым и счастливым.

Вплоть до крестин ребенка оберегали от дурного глаза, поэтому старались не показывать его посторонним. Самыми опасными для здоровья ребенка считались первые шесть недель его жизни. Оберегами от порчи считались железные предметы, укладываемые в зыбку под ребенка. Хорошим защитным средством были также ветки от веника, которым повитуха парила ребенка в бане. Верили, чтобы уберечь дитя от смерти, нужно было в течение дня напрясть нитки, выткать из них холст и сшить младенцу рубаху.

Кроме обрядов, которые должны были уберечь новорожденного от нечистой силы, у мордвы совершались обряды, обеспечивающие ему долгую, счастливую жизнь. Уже при первом обмывании ребенка повитуха клала в воду деньги, чтобы он был богат; парила его рябиновым веником, чтобы он вырос здоровым и красивым.

Обряды выполняют также информационно-познавательную функцию, заключающуюся в передаче опыта народной культуры из поколения в поколение. Благодаря этой функции мы имеем представление о таких формах народной культуры, как праздник «Раськень озкс» (эрз.) («Родовые моления»), «Тундонь вастома» (эрз.) («Встреча весны») и др.

Таким образом, мы выделяем несколько функций обрядов: регулятивную, информационно-познавательную, воспитательную. В родильных обрядах мы также выделяем функции имянаречения, оберега и предопределения. Система воспитания ребенка в мордовской семье включает в себя нравственный, эстетический, и практический (трудовой) уровни. Так, нравственное воспитание формирует у ребенка любовь к Отечеству (патриотизм), уважение к старшим (особенно к родителям) и справедливость. Эстетическое воспитание развивает любовь к прекрасному, трудолюбие, творческое отношение к делу, силу, ловкость, смекалку и фантазию.

МАСТИНА М.А., аспирант кафедры культурологии, этнокультуры и театрального искусства Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева

Источники:

1.Гофман А.Б. Традиции // Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 2. СПб.: Универ. кн., 1998. 265 с.

2. Тайлор Э.Б. Первобытная культура / пер. с англ. М.: Политиздат, 1989. С. 67.

3. Ерасов Б.С. Обычай // Культурология. XX век. Энциклопедия. Т. 2. СПб.: Универ. кн., 1998. С. 105—106.

4. См.: Юрченкова Н.Г. Мифология мордовского народа: учеб. пособие. Саранск: Красный Октябрь, 2006. 152 с.

5. Корнишина Г.А. Традиционные обычаи и обряды мордвы: исторические корни, структура, форма бытования. Саранск: МГПИ им. М.Е. Евсевьева, 2000. 150 с.

6. Мордва: историко-культурные очерки. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1995. 624 с.

7. Беляева Н.Ф. «Влияние традиционно-бытовой культуры на социализацию детей у мордвы». Этнические аспекты современных культурно-бытовых процессов в МАССР. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 1987. С. 25—42.

8. Федянович Т.П. Семейные обычаи и обряды финно-угорских народов Урало-Поволжья М., 1997. 183 с.

9. Мокшин Н.Ф. Мордва и вера. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2005, 532 с.

10. Федянович Т.П. Семейные обычаи и обряды ...

11. Корнишина Г.А. Традиционные обычаи и обряды мордвы ...

Рассказать друзьям