Традиции
1553
Традиции

Раськень Озкс в Большеигнатовском районе Мордовии

17   июля 1999 года в селе Чукалы Большеигнатовского района Республики Мордовия прошел эрзянский ритуально – обрядовой праздник «Раськень Озкс» - народное моление Богу- Инешкипазу. Согласно документальным источникам, в последний раз  подобное действие совершилось в селе 370 лет назад – 25 сентября 1629 года.

В Чукалы приехало множество  гостей:  из Финляндии, Карелии, Удмуртии, Марий Эл. Делегации из Татарстана, Москвы, Самары, Пензы, Ульяновска, представители  Красноярского края, Мурманской области, Новосибирска, из эрзянской диаспоры Эстонии, студенты из финно-угорских вузов – всего собралось народу около двух  тысяч человек.

Наш автобус,  нижегородской делегации из города Лукоянова,  проехал через Пушкинское Большое Болдино, следуя напрямую через поля, въехал в Мордовию. И все же, мы опоздали на обряд «наряжения» быка, которого под ритуальные песни ансамбля «Торама» провели по всему селу, принесли в жертву Инешкипазу.

На большой луговине, по краям ровного зеленого поля, места праздника, со всех сторон  подходили люди. Подъезжали автобусы с гостями, стихийно возникали песни и пляски. Под лукояновскую гармошку Александра Толкачева пустились в пляс эстонские студенты. Ритм и тон всему празднику задал мужской ансамбль «Торама». У речки Потьмалея обосновалась кухня, в больших котлах для гостей варилась селянка из мяса жертвенного быка.

10 часов утра. Тревожный, протяжный сигнал  трубы – торамы извещает о начале Раськень Озкса. Это труба легендарного Тюшти, великого царя эрзян в древности. Наказ Тюшти, если придут лихие времена, то нужно сыграть на тораме и, услышав этот зов, он вернется к своему народу, чтобы отстоять его свободу.

Эрзянский народ, разбросанный по всему свету, теряет свои корни. Люди начинают повсеместно забывать свой язык, свои родовые связи, традиции, обряды, становятся бездуховными, мелочными, равнодушными к своей нации. Это значит, что пришли лихие времена.


И вот от речки Потьмалей, по зеленой траве медленно идет группа людей в белых эрзянских одеждах. Звучит оглушительно и тревожно торама, вторят ему рожки. В центре группы Озава. Она бережно несет чашу-яндаву с горящей родовой свечой. Озаву сопровождают две ее помощницы, в руках которых символы долголетия и здоровья – мед и большой каравай пшеничного хлеба. Сопровождают их музыканты: со скрипкой-каргой, барабаном, рожками, нудеем и трубой-торамой. И вот, они медленно поднимаются на круглый курган-маар, который насыпали  предки-эрзяне. Подходят величественно стоявшей огромной восковой свече, которая гордо застыла в ожидании огня. Свеча «Раськень штатол» - это связь с Богом, это связь с предками, это центр праздника. Вес свечи 165 кг, высота 2 метра, диаметр 40 см.

Торжественный момент зажжения главной свечи праздника от огня родовой свечи руками Эрюша Вежая из Мурманской области (ему было возложено  зажечь свечу) открывается праздник. Четверо мужчин, которые олицетворяют стороны света, отходят от «Раськень штатола», каждый на свою сторону. Заполыхало пламя на ритуальной свече - символе воли народа. Связь с Богом и предками установлена. Теперь ему  не страшны порывы ветра – огонь соединил живую кровь людей с духом предков и Богом. Она же и ось мира. Подняв руки ладонями к солнцу, Озава обращается с молитвой Инешкипазу (Богу):

…Ознотано эрицянок кис,

Ознотано раськенек кис,

Энялдтано эйденек кис….

И как сотни лет назад, обращается к предкам:

…Весе тынь – седейсэнек,

Весе тынь – минек верьсэ,

Минь тынк эстэ лисинек,

Минь тыненк велявтано.

Садо, весе садо!...

Молитва эхом отозвалась в сердцах и слетала с уст многих присутствующих здесь эрзян.  «Оживают души» героев этноса. Они гордость каждого, кто считает себя эрзянами. Под пение мужских голосов «Торамы», Озава клятвенно провозглашает:

«Пингеде пингень эрямо Тюштя Инязоронтень».

Под пение мужского ансамбля выходят на маар-курган герои, один за другим и обращаются к людям с речью: Тюштя, Пургаз, Алабуга, Баюш, Васильев Несмеян, Алексеев Кузьма, Чапаев Василий, эрзянские просветители Рябов Анатолий, Степан Эрзя, Артур Моро, Серафима Люлякина, Надькин Дмитрий. 


Две девушки в ярких национальных одеждах  ведут за узды к маару лошадь. От свечи к оглобле лошади протянули  ленты, красную, черную, белую (связь земли, рода, бога). По знаку Озавы,  Маараля-богатырь  пропахивает вокруг кургана борозду и так три раза. Это круг-граница между теми, кто находится в земле и теми, кто по другую сторону – живущими. По древнему обряду пришедшие на Озкс должны принести с собой горстку родовой земли.  И сейчас настало время, когда участники Озкса, следуя друг за другом по солнцу вокруг маара, высыпают на курган землю, где живет дух умерших предков. Этим самым сакральным ритуалом  эрзяне выражают преемственность поколений, непрерывную связь между прошлым, настоящим и будущим. Именно, вследствие обсыпки, за годы и века, вырастали рукотворные маары за многие и многие годы молений. 

Обойдя маар, люди берутся за руки и идут в след за Озавой, нескончаемой вереницей выходят на луг, образуя круги. Хоровод сворачивается в символический живой маар. Также идут разные сакральные движения геометрической магии. Люди, держась за руки, поют гимн Раськень Озкса: «Вейсэ, эрзят, виевтяно!» - «Только вместе, мы- эрзяне, сильны!»

Заканчивается первая часть Озкса, организатор и дирижер праздника Григорий Мусалев приглашает старейшин на «Атянь эзем» - продолговатый курган, под которыми покоятся герои 1612 года. Это эрзяне, остановившие орду крымских татар под Чукальской крепостью. Разгром орды способствовал освобождению Москвы от польских и литовских интервентов, обеспечил успех ополчению Козьмы Минина и князя Пожарского.

Выступали представители делегаций из Таллинна – Вияна Клинова, из города Саранска – Маризь Кемаль,  из города Москвы – Александр Малов, который зачитал народу декларацию Всемирного съезда этнических религий. На совете старейшин решались вопросы о возрождении и сохранении культурных традиций эрзянского народа, о проведении нового Озкса через пять лет.

«Атянь эзем» закончился, сменился концертом участников Озкса и гостей праздника. Даже дождик, который выпрошен у Бога, ко всеобщему удивлению, после  исполнения стариной эрзянской заклички: «Лей, лей, дождик!» ансамблем «Торама». Но дождь, вызвал взрыв эмоций, не доходил до земли, испарялся над головами участников концерта. Это было чудо! Свое искусство показали ансамбли «Норовава», «Ламзурь», «Келу», «Торама» - из Саранска, «Вастома» - из Ульяновской области, «Эрзянь ава», «Цековне» - из Ардатовского района, ансамбль из города Самары и другие коллективы.  

Самая трудная работа досталась поварам, которые накормили весь народный сход.  На Раськень Озкс приехали супруги Сярг из Тарту, финка Анна Майя Луоми и ее коллеги - американец Джак Рютер и сопровождающие его лица. Гости, между прочим, владеющие неплохо эрзянским языком, остались довольны увиденным зрелищем. В коротких интервью они желали эрзянам дружбы и мира.

На празднике были и противники Озкса. Вот как отозвался священник Виктор Зимин: «Языческие игры опаснее, чем кажется! Судя по сему, никто из свершителей и организаторов Озкса не отдает себе отчета, с какими темными силами они связаны. Это внушает чувство той опасности, которая явно начинает угрожать всем нам».

Согласимся со служителем православного культа, что Раськень Озкс опасен для них, а именно - потерей паствы!  Темные силы не на народном празднике надо искать, где поминают предков. На Озксе впервые собрались эрзяне, волею судьбы, разбросанные по всей огромной стране.  Озкс показал уважение к своим предкам, Богу и роду эрзянскому. С большей благодарностью человеку, организатору грандиозного праздника Григорию Мусалеву, прощались с праздником и с новыми друзьями.


Мы, нижегородцы, имея на своей территории культовые древние памятники эрзян, лишены такой возможности. Но мы, лукояновцы, как и наши предки, 370 лет назад, участвовавшие на чукальском Озксе, приняли эстафету на этом Раськень Озксе. Я видел, что участие - это преемственность поколений, надежда и вера, что и мы, на лукояновской земле, возродим историческое наследие, традиции предков. Для нас, лукояновцев – это праздник души!

Николай Аношкин, директор Музея эрзянской культуры

Рассказать друзьям