Символика
1626
Символика

Родовые знаки (тешкст)


Фольклор доносит до нас сведения об использовании эрзянским народом изографии. Это подтверждается и археологическими материалами. Постепенно магия рисунка-пиктограммы превратилась в письменность. Пиктограмма помогала передавать свои мысли, заявлять о себе кроме собственного имени, ставить графический знак на собственности как клеймо.

Самым ходовым материалом для письма у древних эрзян была береста. Использовали для этого древесный уголь, красную глину на животном жиру, режущий инструмент. Самым простым способом было царапанье знаков на бересте. Не всякий знак можно нанести топором на брёвнах, нелегко вырезать на палке, на колотых дощечках.

Уверенной рукой наносил предок ровные геометрические знаки, отличающиеся строгостью и лаконичностью. Береста хороша тем, что на желтоватом фоне знак, процарапанный острой палочкой, хорошо читается, не портится от воды и снега.

Единственный недостаток – при хранении скручивается и рвётся по длине. Поэтому народные мастера для «алфавита» выбирали липовые дощечки. В наборе они несли всю эрзянскую изографию, которой пользовались люди. Хотя о них нет прямых сведений, мужчины носили их в связке на поясе. Отсюда, возможно, их название «цёра»

Знаков и символов в эрзянской графике много. Каждое из них несёт самостоятельное название. При последовательном складывании получается информация, для негативной информации «тоначи» (дословно потусторонний свет или день) использовался приём опрокидывания знака. 

Наборы дощечек со знаками были известны в эрзянских семьях. По ним учили детей. Необходимость в них была большая. Существовали ещё и знаки исчисления - всё это использовалось в хозяйственной и обрядовой деятельности. На бересте наносились молитвы к богу, а затем сжигали на жертвенном огне. Полотенца, с вышитой на них молитвой, развешивались на священном дереве. На коре дуба наносились ножом тексты - молитвы рода к Инешкипазу.

Изографическая культура эрзянского народа в широкой наглядности не дошла до наших дней. Некоторыми учёными она не признаётся, так же как и славянская «Велесова книга». В глубине народной память о ней жива.

Как часть этно-духовной культуры эрзян в Татарстане возрождает её Викай Кириллов, создавший эрзянскую духовно-просветительскую общину «Инешки». Также интересны публикации в «Эрзянь Мастор» Алексея Куприянова. Ему стал известен факт хранения эрзянской письменности на доске:

«Дед в годы коллективизации и борьбы с неграмотностью пытался привлечь внимание местного учителя школы к «домашней азбуке», но был осмеян. Доска заброшена на чердак и потеряна для науки». 

В конце XIX века все эрзяне владели своим знаковым (идеографическим) письмом. В 1888 году в одной из газет было опубликовано письмо из Кузнецкого уезда Саратовской губернии в Петербург солдату Колесникову Никите.. 

Смысл знаков: 1- коса (родовой знак Никиты), 2- привязанная лошадь, 3- дом, 4- три солнца (дня), 5 - земля, 6 - женщина, 7 - вода (здесь: слезы), 8 - трое детей, 9 - нет хлеба, 10 - деньги на лошадь, 11 - женщина из рода Косы - Цапля, 12 - два кольца, 13 - колесо. Осмысление идеограммы давало следующее содержание письма:

"Твой (Никитин) брат Федор (обладающий семейным знаком косы и личным - ручкою) приехал домой (он, как известно было, Никите ранее, ездил в извоз в Элтон); по прошествии трех дней, умер; жена его плачет, а трое детей голодные сидят. Никита! (солдат) пришли денег. Племянница твоя Цапля обручена с Петром Колесниковым". 

Не просто доказать, что действительно у финно-угров, на земле Великой Пармы, и, в частности, в Эрзянь Мастор была массовая грамотность. Необходимо обратиться к историческим источникам и проблемам происхождения Великого Новгорода. Археологические материалы дают основание ссылаться на финское родоналичие. 

Во времена киевского князя Кия на месте Новгорода жили племена словен, кривичей, пришедших с Западной Европы и коренных народов чуди, мерян-нерева. Платили они дань варягам. После успешного восстания варяги были изгнаны, но мира не стало. Разноплеменные народы поставили рядом города и стали меж собой воевать.

Призванием варяга Рюриха на княжение объединил города Кремль, ставший политическим центром, объединивший племена. Роль князя осталась третейской (судебной). Родово-племенной уклад жизни поддерживали ВЕЧЕ, посадник и тысяцкий. Эта система оказалась стойкой на многие века, придерживавший финской модели. 

Племя нерева, по-другому меря, близкородственно к народу эрзя. Доказательство тому топонимика края. До строительства Кремля на её территории проходила большая улица, она тянулась вдоль речки Пискулей к Волхову. Жили в ней нерева.

Именно у коренных жителей сложилась Новгородская городская культура. Она переняла средства и формы письменности на бересте и дошечках под названием «Цёра». Слово «вече» тоже мерянское, вошедшее в обиход горожан. У эрзян вече представляется как промкс на маре, ошпандо. Истолковывается как сутки (ве чи).

В Новгороде не найдено «берестяных грамот» с эрзянской изографикой, как изначальной культуры. Но найдена ижорская писанина, выполненная греческим алфавитом. Это следствие нивелировки местной культуры в городской среде. Городская мода не только ныне, но и в прошлом стремительно стирала специфику костюма, жилища, бытовой утвари, строительных приёмов, языковую культуру.

Исследования эрзянской изографии сложный и противоречивый процесс, но необходимый, чтобы понять истоки национальной культуры. Большая часть тамг, идеознаков и рун схожи друг с другом, скорее по чисто внешним признакам. Но всё-таки некоторые из них могут иметь и общее происхождение.

Исследователи утверждают, что эрзянские вышивки тоже были не только для красоты. Каждый узор имел смысл, нес информацию.

Источники:

По материалам выставки «Эрзянская графика»

Н.Аношкин, директор Музея эрзянской культуры, г.Лукоянов.

Н. Аношкина “Цёра” – эрзянская грамота”.

Алексей Куприянов. Гиперборейские откровения

Рассказать друзьям