История
5622
История

Вхождение в состав Российского государства (XIV-XVI века)

К середине XV века не имевшая ни крепкой экономической базы, ни этнического единства и объединяемая лишь силой оружия, Золотая Орда окончательно распалась на несколько государств. Причерноморские степи и Крым составили владения Крымского ханства; низовья Волги — Астраханского; бассейн Оби — Сибирского.

В среднем течении Волги и низовьях Камы образовалось Казанское ханство. Ниже, по левобережью, простирались кочевья Ногайской, а на правобережье — Большой орды, ханы которой ещё не оставляли надежд на воссоздание когда-то могучей кочевой империи. Однако их время прошло. Окончательную победу одерживал оседлый земледелец, а кочевые ханства, державшиеся на грабеже окружающих народов, быстро двигались к гибели среди бесконечных войн и междоусобиц.

В те же годы происходило окончательное объединение русских земель вокруг Москвы. Сильное централизованное государство, возглавляемое во второй половине XV века опытным руководителем и политиком Иваном III, носившим уже титул «государя всея Руси», сбросило ордынское иго и само перешло в наступление. Под ударами с севера и юга рассыпалась Большая орда, что означало конец ордынского ига и для мордовского народа. Однако набеги кочевников не только не прекратились, но даже усилились. Отсутствие постоянной дани крымские и ногайские ханы пытались восполнить путем регулярных грабительских походов в мордовские земли.

В истории многих народов существовали периоды, когда необходимо было делать исторический выбор. Часто он сводился к альтернативе, противостоянию двух тенденций. Первая из них означала интеграцию, врастание в более сильный в политическом и военном отношении организм, вторая выражалась в открытой конфронтации с ним, борьбе не на жизнь, а на смерть.

В XIV веке в подобной ситуации вновь оказался мордовский народ. В качестве же политического организма выступало Великое княжество Московское, ведущая роль которого в системе восточно­европейских государств после Куликовской битвы была бесспорной. Кроме того, оно выступало в качестве основы — ядра складывающегося русского централизованного государства.

Народы Средней Волги в разное время столкнулись с проблемой взаимоотношений с русским народом и русскими государственными образованиями. Но хронологические рамки не были главным фактором этого процесса, более важную роль играл его характер, его сущностные черты.

Один из крупнейших российских историков XIX столетия, Константин Дмитриевич Кавелин, утверждал: «В образовании великорусской ветви, её расселении и обрусении финнов состоит интимная, внутренняя история русского народа». Значит, вхождение мордвы в состав русского централизованного государства — составная часть «интимной», «внутренней» истории России.

Предпосылки этого процесса складывались веками, их вехами было присоединение ряда мордовских земель к русским княжествам, в первую очередь Нижегородскому и Рязанскому ... (см. также мнение историка В.О. Ключевского)

К началу XVI столетия мордовская земля представляла собой поголовно вооруженную федерацию мелких независимых друг от друга территорий, во главе которых стояли или размножившиеся потомки бывших князей, как мордовских, так и татарских, или даже выборные вожди типа казацких атаманов. В Мещере, фактически вошедшей в состав Русского государства еще в 1380 году, формально существовало полностью зависимое от Москвы небольшое Касимовское царство, управляемое татарскими феодалами. Что же касается остальной мордовской территории, то в зависимости от ситуации она считалась вассальной либо по отношению к Москве, либо к Казани.

Фактически же населенный казацкой вольницей лесной край был предоставлен самому себе. Лишь его восточные районы платили более или менее постоянный ясак Казанским ханам, преимущественно пушниной, да земли, прилегавшие к Нижнему Новгороду, отдавали подати в пользу московского князя.

Естественным стремлением большинства мордовских феодалов являлось сохранение самостоятельности и независимости как от Москвы, так и от Казани. Поэтому, в основном, мордовский край придерживался нейтралитета в войнах между ними. До 20-х годов XVI века перевес в борьбе постоянно был на стороне русских. Однако в 1521 году крымский хан Мухаммед Гирей, воспользовавшись русско-литовской войной, организовал в Казани переворот и возвел там на ханский престол брата Сагиб Гирея. Тот также признал верховную власть могущественного султана Османской Порты.

К союзу присоединились ногайские, а затем и астраханские феодалы. Таким образом, вновь произошло сплочение тюркско-исламских сил от Урала до Дуная, на этот раз под покровительством Турции. В том же году армия крымского хана совместно с ногаями нанесла удар по Москве.

Столицу ей взять не удалось, но земли от Тулы до Владимира подверглись страшному разгрому. Войско Сагиб Гирея обрушилось на правобережье Волги, дойдя от Казани до Владимира  и опустошив попутно мордовскую территорию. Это был уже не обычный грабительский набег, а хорошо организованный поход, ставивший целью подорвать производительные силы нетюркских народов. Только из Руси, по сообщениям летописца, было выведено около 800 000 пленных. Огромный урон нанесли захватчики и мордовской земле.

В 1540 году последовал новый грабительский набег, во время которого были разорены мордовские земли от Суры до Мурома. Кроме того, казанские феодалы стали в массовом порядке переселять целые мордовские деревни на территорию ханства в Заволжье. Над мордовским народом вновь нависла угроза полного исчезновения.

И хотя вскоре союз ханств распался, опасность его возобновления не миновала, тем более, что с юга началось продвижение турок, укрепившихся в низовьях Дона и на Северном Кавказе. Ими даже была предпринята попытка прорыть канал для ввода в бассейн Волги османского флота. В таких условиях мордовским феодалам пришлось делать окончательный выбор, так сказать, между востоком и западом.

Связи Мордовии с Казанью были весьма крепкими. Ещё со времен Булгарского царства на восток установились торговые пути для сбыта пушнины и других товаров. Сам город был сделан столицей в 30-40 годы XV века ханом Улу-Мухамедом. Сохранилось множество народных преданий о добровольном строительстве этого города, в которых мордовский народ называет Казань чуть ли не своей столицей.

Проживание в одном географическом регионе, схожий во многом характер хозяйственной деятельности, родственные связи с казанцами многих мордовских князей не говоря уже о татарских мурзах — все это так же сближало мордовский край с казанским ханством, в котором финно-угры составляли немалую часть населения. Однако беспорядочные грабительские набеги казанцев вызывали крайне негативную реакцию основной массы населения края. Что же касается мордовских и даже татарских князей и мурз, то их отталкивала политическая нестабильность ханства, непрекращающиеся междоусобицы.

В Казани постоянно происходили кровавые столкновения между приверженцами Руси, Крыма, Ногайской Орды и даже среднеазиатских эмиров. Только за первую половину XVI века в ней сменилось 14 ханов, то и дело втягивавших в свои распри приверженцев со всего Поволжья. В такой ситуации походы 1521 и 1540 годов на нейтральные мордовские земли стали переломным моментом в окончательном разрыве их с Казанью и переходе на сторону Москвы.

Этим не замедлил воспользоваться наследник Ивана III — великий князь московский Василий Иванович. В 20-е–40-е годы на территории расселения мордвы русскими гарнизонами с  помощью местного населения возводятся города-крепости : Васильсурск, Мокшанск, Темников (на новом месте), Шацк, Елатьма; восстанавливаются Арзамас, Кадом, Курмыш, Наровчат. Ещё раньше мордва спорадически выступала вместе с русскими против кочевников.

Например, в 1444 году приход мордовской рати на помощь рязанцам оказался решающим в разгроме сильного войска ордынского царевича Мустафы. С 20-х годов XVI столетия совместная борьба против Казанского и Крымского ханств становится постоянной. Начинается массовый переход мордовских феодалов на службу русскому правительству.

С 1545 года на Казань возобновились регулярные походы русских войск. Два из них возглавлял сам царь Иван Васильевич, названный впоследствии Грозным. В результате этих походов к России присоединяются поволжские земли до Свияги, в устье которой в 1551 году строится опорная крепость Свияжск. В 1552 Казань взя-та войсками под командованием Ивана Грозного и Казанское ханство присоединено к Москве.

В памяти мордовского народа год падения Казани отождествляется со временем присоединения мордвы к русскому государству. Как исторические, так и фольклорные памятники не дают оснований утверждать, что такое присоединение  в  то время было  обусловлено завоеванием.

Существует еще легенда по этому поводу, но и она связывает присоединение мордовских земель не с войной, а с обманом. В преданиях соседнего русского населения, как, например, в былине, выдержка из которой вынесена в эпиграф к данному очерку, присоединение мордовской территории, хотя и рассматривается как единый процесс со взятием Казани и Астрахани, но также не называется завоеванием.

Тем не менее, некоторые дореволюционные историки считали, что мирное присоединение мордовских земель относится, главным образом, к южным районам края в области Мокши, где существовавший порядок остался без существенных изменений. В то же время, по их мнению, на севере «в области Эрзи водворение русского владычества имело характер завоевания страны и поэтому сопровождалось более глубокими изменениями быта». Основанием для подобного вывода служат некоторые документы, указывающие на передачу вотчин некоторых мордовских князей русским феодалам — участникам казанского похода.

О времени и форме присоединения основной части мордовской территории к России существуют и другие мнения. Некоторые исследователи считают, что речь должна идти не о присоединении, а о «добровольном вхождении» мордовского народа в состав России, причем к 1485 году.

Следует заметить, что обширная мордовская территория присоединялась постепенно, кусками, начиная по крайней мере с XII века. Позднее, как уже было сказано выше, она представляла собой совокупность нескольких феодальных владений, все более дробившихся, нередко враждовавших друг с другом и не имевших общего политического и экономического центра, поэтому, во-первых, речь никак не может идти о каком-то едином акте, будь то «вхождение» или «присоединение» большей части мордовской территории; во-вторых, форма присоединения никоим образом не была единой.

В ряде мест, как например, в районе Нижнего Новгорода или Кадома, присоединению предшествовала длительная, ожесточенная война, в других районах, например, в том же мещерском крае, оно, возможно, носило более или менее мирный характер. Что же касается «добровольного», а не вынужденного вхождения маленькой страны в большую, совершенно отличную в этническом, религиозном и политическом аспектах, то история таких примеров вообще не знает.

Длительный процесс присоединения мордовских земель к России, как следует из документальных, а также хорошо согласующихся с ними фольклорных источников, был завершен в середине XVI века. При этом говорить о завоевании основной тогдашней территории расселения мордвы, в том числе современной Мордовии, не приходится. О последнем также свидетельствует льготное положение мордовского населения по сравнению с народами Казанского ханства (и даже по сравнению с русскими — в отличие от русских сел в мордовских не было рабства — крепостной зависимости). Мордва не участвовала в восстании, которое казанцы в массе подняли против Москвы в 1553-1557 годах.

Не поддержало местное население и движение марийского народа против Москвы в 80-х годах XVI века. Наоборот, некоторые мордовские князья с дружинами привлекались для подавления подобных восстаний в Казани. Так, под 1553 годом, говоря о походе на восставших, летопись указывает : «Того же месяца (сентября), во вторник, отпустил государь на Арьское место и на острог воевод своих на три полки: в большом полку боярин и воевода князь Александр Борисович Горбатой, боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский да боярин и дворецкой Данило Романович; в сторожевом полку воевода князь Петр Андреевич Булгаков да князь Давыд Федорович Палецкой.

Да у бояр же велел быти головам своего царьского полку з детми з боярьскими, да с ними стрелецким головам с стрелцы, да атаманом многим с казаки (волжскими казаками), да сеит Городецкой со всеми городецкими татары, да Еникей князь с мордвою Темниковскою...»

Вплоть до второй половины XVII века мордовские воины сражались в нацио-нальных частях под началом своих командиров, как правило, мордовских князей и мурз.

В XVI веке по данным француза Маржерета, подготовившего справку для своего правительства, мордовский край обычно выставлял на войну от семи до восьми тысяч всадников, получавших при этом жалование от 8 до 30 рублей каждый. В составе войск Ивана Грозного мордовская конница участвовала в походе на Ливонию в 1558 году, в Литовскую землю в 1562 и 1563 годах, в разгроме Новгорода в 1571 году, в шведском походе 1590 года и других.

ПРИМЕЧАНИЕ  2011 г.: в добавление к вышесказанному, основанному на более ранних исследованиях, прибавим и последние открытия и выводы учeных, говорящие о более раннем вхождении мордовского народа в российское государство.

По материалам мордовских ученых Н. Мокшина, В. Абрамова, В. Юрченкова

Рассказать друзьям